Таня - тут

- блог Татьяны Тунь

Биатлон Кулешова

В субботу во время просмотра биатлона я имела удовольствие отследить на себе действие эффекта Кулешова. В двух словах, эффект Кулешова состоит в том, что монтаж сцен в кино оказывает влияние на зрительское восприятие в большей степени, чем актёрская игра. В качестве доказательства этой точки зрения был произведён знаменитый эксперимент, в котором крупный план лица ничего не играющего актёра показывается после тарелки супа, ребёнка в гробу или обольстительной женщины, — и всякий раз зритель думает, что актёр играет голод, грусть или влюблённость соответственно.

Так вот, вчера во время стрельбы лидера кубка мира французского Мартана Фуркада графика показала, что он попал во все мишени. Однако после огневого рубежа спортсмен побежал не на дистанцию, а на штрафной круг. Я ничего не понимаю, комментатор — в шоке, но самое примечательное — что в это время творилось с тренерами. Казалось, весь штаб французской команды выпал в осадок, а несчастные наставники вот-вот начнут рвать на себе волосы, ломать оборудование и топтать свои папки. Такой накал с трудом сдерживаемых эмоций, чудом невыплаканных слёз и бог ещё знает чего, можно увидеть далеко не в каждой мыльной опере.

К тому моменту, как Мартан закончил пробегать штрафной круг, я вдруг призадумалась. Биатлонисту же должно быть виднее, закрылась мишень или нет. А что, если это был какой-то сбой в системе, и графика не соответствует действительности? Тогда все страдания тренеров показались не такими уж безграничными. Спортсмен промахнулся, вот они и были немного раздосадованы — не плясать же им, в конце концов! Как выяснилось, так оно всё и было. Просто эффект Кулешова заставил меня усилить эмоции французских наставников в соответствии с тем, что я увидела до этого.

Вот такая интересная штуковина. А вы ещё спрашиваете, как баскетболисты в кино снимаются :)