Таня - тут

- блог Татьяны Тунь

Биатлон Кулешова

В субботу во время просмотра биатлона я имела удовольствие отследить на себе действие эффекта Кулешова. В двух словах, эффект Кулешова состоит в том, что монтаж сцен в кино оказывает влияние на зрительское восприятие в большей степени, чем актёрская игра. В качестве доказательства этой точки зрения был произведён знаменитый эксперимент, в котором крупный план лица ничего не играющего актёра показывается после тарелки супа, ребёнка в гробу или обольстительной женщины, — и всякий раз зритель думает, что актёр играет голод, грусть или влюблённость соответственно.

Так вот, вчера во время стрельбы лидера кубка мира французского Мартана Фуркада графика показала, что он попал во все мишени. Однако после огневого рубежа спортсмен побежал не на дистанцию, а на штрафной круг. Я ничего не понимаю, комментатор — в шоке, но самое примечательное — что в это время творилось с тренерами. Казалось, весь штаб французской команды выпал в осадок, а несчастные наставники вот-вот начнут рвать на себе волосы, ломать оборудование и топтать свои папки. Такой накал с трудом сдерживаемых эмоций, чудом невыплаканных слёз и бог ещё знает чего, можно увидеть далеко не в каждой мыльной опере.

К тому моменту, как Мартан закончил пробегать штрафной круг, я вдруг призадумалась. Биатлонисту же должно быть виднее, закрылась мишень или нет. А что, если это был какой-то сбой в системе, и графика не соответствует действительности? Тогда все страдания тренеров показались не такими уж безграничными. Спортсмен промахнулся, вот они и были немного раздосадованы — не плясать же им, в конце концов! Как выяснилось, так оно всё и было. Просто эффект Кулешова заставил меня усилить эмоции французских наставников в соответствии с тем, что я увидела до этого.

Вот такая интересная штуковина. А вы ещё спрашиваете, как баскетболисты в кино снимаются :)

Трудности перевода

Немного буйной фантазии о персонажах Ever After High

В вопросе: «Переводить или не переводить имена персонажей?» — чаще всего я голосую за «не переводить», однако в случае мультсериала «Школа Долго и Счастливо» (Ever After High) я, скорее, склоняюсь к другому варианту ответа.

Герои сериала — дети персонажей известных сказок, и поскольку этим сказкам сто лет в обед, имена героев на русском языке прочно засели в голове. А почему бы не попробовать поиграть с именами персонажей нового поколения?

Начну с двух центральных героинь сериала: Эппл Уайт и Рэйвен Квин (божечки, как вообще эти имена кириллицей писать?) — дочек Белоснежки и Злой Королевы соответственно. Увы, их имена не вызывают особых ассоциаций с их известными мамочками.

Белый налив

А что, если попробовать перевести игру слов «Snow White — Apple White» на русский язык? Если мамка — Белоснежка, то дочку в таком случае можно назвать Белояблочка (белый налив?) — и первоначальный смысл имени сохранен, и связь с Белоснежкой на русском языке очевидна. Одноклассники могли бы звать её просто Яблочкой, что, может, поначалу резало бы слух, но через пару-тройку серий все бы привыкли.

Рэйвен — королева воронов

«Raven Queen» — дословно «Воронья Королева». В принципе, и к слову «Воронья» в качестве имени можно привыкнуть (на мой взгляд, не сильно уступает имени «Рэйвен» в благозвучности), но для повседневного использования можно было бы сократить до «Ронья» (ага, дочь разбойника :)).

Смотрю на английском, слышу: «Ashlynn Ella, daughter of Cinderella», — всё отлично и понятно. Услышав на русском: «Эшлинн Элла, дочь Золушки», — надолго задумалась, где же здесь слово «лопата». Если «ash» значит «пепел», то можно было бы назвать дочку Золушки Пеплушкой! Сократить до «Пепли» — и вперёд!

Кавалера золушкиной дочки зовут Hunter Huntsman, что дословно переводится как «Охотник Охотник». В русской версии можно было бы сделать его Хантером Охотником. Мы и с одного раза поймем :)

Далее

Трудно, очень трудно…

Давным-давно, кажется, в прошлую пятницу… Нет, не так. В позапрошлую среду я имела удовольствие посетить кинотеатр в «Англетере». Замечательный кинотеатр, теперь с большим удовольствием буду продолжать смотреть кино именно там. Что же до повода посещения… За день или два до этого я сказала одному другу: «Мы с Максом взяли билеты на предпремьерный показ „Трудно быть богом“ Германа. Не хочешь к нам присоединиться?» — на что друг ответил, что в этот день будет в Москве. После просмотра фильма я неоднократно подумала о том, как хорошо, что Мишаня в тот день оказался в Москве. Я бы и сама, наверное, лучше бы в тот день оказалась в Москве.

Нет, не могу сказать, что просмотр картины Алексея Германа «Трудно быть богом» был ошибкой. Скорее, это была суровая неизбежность, ведь выхода этого фильма я ждала почти десять лет. Из-за любви к оригинальной повести, из-за уважения к Алексею Юрьевичу, из-за надежды на Леонида Ярмольника, — в общем, мой выбор был очевиден и определён давно и бесповоротно. Я пошла на показ, не читая ни отзывов, ни критики, ни интервью, — ведь ничто не смогло бы заставить меня воздержаться от просмотра, а портить собственное впечатление чьим-то заранее узнанным мнением или объяснением не хотелось. Может быть, в этом и была моя ошибка? Сейчас, читая интервью с создателями картины, частенько натыкаюсь на словосочетание «подготовленный зритель». Так вот, я оказалась зрителем совершенно неподготовленным. Я наивно предполагала, что увижу экранизацию одного из любимейших литературных произведений, но то, что ждало меня по ту сторону экрана, оказалось продолжением диалога режиссёра с самим собой, эдаким средневековым и фантасмагоричным отражением фильма «Хрусталёв, машину!», с оригинальной повестью (на мой взгляд — и тут я понимаю, что на этот счёт у каждого своё мнение) имеющее столько же общего, сколько я — с рыбообрабатывающим комбинатом. Хотя — нет, у меня с комбинатом общего больше, потому что моя свекровь — рыбный технолог.

Безусловно, фильм имеет невероятную ценность в плане режиссёрского высказывания. Пожалуй, это единственный фильм, полностью и с избытком пропитанный этим высказыванием, которое и есть, по сути, главный герой картины. Это крайне интересно с точки зрения режиссёрского мастерства, художественных приёмов и всего прочего, что связано с работой кинематографиста. Интересно ли это с точки зрения зрителя? Наверное, так же интересно, как если бы учебный фильм про препарирование лягушки выпустили бы в широкий прокат.

И, несмотря на то, что в этой картине, на мой взгляд, больше минусов, чем плюсов, хотелось бы подробнее остановиться на некоторых её аспектах.

Плакат фильма

Далее

Трусиха

Размышление о персонаже и реальности, со спойлерами.

Случившееся недавно обсуждение истории великого Гэтсби погрузило меня в тяжкие раздумия на несколько дней — и, что примечательно, сам Гэтсби не является основным действующим лицом этих раздумий. Я думаю о Дейзи. Да, той самой Дейзи, впечатление о которой после прочтения книги выражалось единственным словом: «дура». Ровно такое же впечатление о ней после просмотра фильма высказал и мой друг, в доме которого имела место ночная дискуссия. Но теперь, по прошествии пяти лет после прочтения книги и нескольких месяцев после посещения кинотеатра, я была готова противопоставить этому иное мнение.

Я не буду вдаваться в сюжетные подробности, да и детали в данном случае не имеют значения. Важно то, как и какое решение было принято в заданной ситуации. В упомянутом произведении героиня между непредсказуемой мечтой (да, я трактую, что и её мечтой) и не особо счастливым, но всё же вполне себе нормальным браком с предсказуемым будущим, выбирает второе. Если написать это одним предложением, не расходуя силы на целый роман, то в таком выборе нет ничего ужасного. Я думаю даже, что в реальной жизни отзывы о женщине, бросившей мужа и детей ради ухажёра пятилетней давности, оказались бы похуже, чем «дура», применённая к Дейзи из романа. Так что, поразмыслив немного над этой ситуацией, я пришла к неутешительному выводу, что Дейзи поступила правильно. Слово «правильно» в этом случае вовсе не означает, что я с Дейзи согласна. Скорее, оно здесь имеет смысл «по правилам», наравне с мистическими «так уж заведено», «так принято» и — куда ж без этого? — «так должно быть».

«Подумаешь, муж изменяет (да кому не изменяет?) и не вызывает сильных чувств (вон, у некоторых вообще никаких не вызывает), зато он не из тех, кто может исчезнуть на несколько лет, и есть правильная семья с детьми и большим домом, и…» — такое объяснение вполне имеет право на существование и способно дополняться и дополняться. Да, человек, рассуждающий так, вряд ли станет героем романа, вызывающим восхищение, но давайте уже наберёмся смелости и признаем, что и сами иногда грешим подобными рассуждениями.

Далее

Perfect Swan

…или как меня обманул Даррен Аронофски

Бороздя просторы интернета в поисках «чего бы посмотреть», анимационного и полнометражного, наткнулась на описание фильма «Perfect Blue» Сатоши Кона. Честно признаюсь, что имя режиссёра мне ни о чём не говорило, да и само описание не особо пробудило во мне жажду смотреть данное произведение (имею привычку не читать описания полностью из-за боязни спойлеров). Пламя любопытства разгорелось от приведённого в конце статьи факта, что Аронофски выкупил права на Perfect Blue ради того, чтобы воспроизвести в фильме «Реквием по мечте» сцену, в которой Мэрион (Дженнифер Коннелли) кричит в ванной (надо сказать, эта сцена действительно воспроизведена кадр в кадр).

Однако, при просмотре фильма выяснилось, что на этом Даррен наш Аронофски не остановился и, видимо, решил выжать из тех пятидесяти девяти тысяч долларов максимум.

Внимание! Дальше будет много спойлеров, будьте осторожны.

Далее